Новости проекта
Мобильное приложение Schools.by
Переход платформы на новый учебный год!

Геноцид белорусского народа в истории Пуховичского района

Дата: 22 марта в 16:49, Обновлено 22 марта в 16:50

В 2011 году Национальный архив Республики Беларусь издал книгу «Трагедия белорусских деревень, 1941-1944: Документы и материалы».  В ней собраны свидетельства преступлений оккупантов против мирного населения.  Есть в ней и документы, содержащие информацию о событиях на территории нашего региона (тогда Пуховичский и Руденский районы). Это  различные донесения, протоколы, составленные партизанами и мирными жителями акты о зверствах фашистских оккупантов, другие документы.

Деревня  Маяк.

Из рассказа свидетеля событий Ю.И. Корзун: «В конце октября месяца 1942 года немецкий карательный отряд полиции и солдат численностью до 200 человек окружил деревню Маяк. Согнали все население в одно место, затем за-брали все ценности и имущество, погрузили на автомашины и увезли, а все население (мужчин, женщин и детей)  угнали в местечко Пуховичи, где на следующий день 18 мужчин и одна женщина с ребенком были расстреляны. Деревня Маяк, состоящая из 15 домов, была сожжена… Этим карательным отрядом командовали два немецких офицера, один из них — по фамилии Кошинский, второго  фамилию не знаю».

Деревня  Болоча.

Из показаний свидетеля П.Т.  Климовича: «В период оккупации немецкими войсками Пуховичского района я проживал в деревне Болоча… В конце октября месяца 1942 года карательный отряд полиции и солдат немцев численностью до 200 человек разграбили и сожгли деревню Маяк, расположенную в 2 километрах от нашей деревни. Тут же обстреляли из минометов, а затем окружили нашу деревню Болоча. В это время часть жителей успела уйти из окружения в лес, в том числе и я. Окружив деревню, карательный отряд согнал оставшихся жителей на окраину деревни, а затем произвел грабеж. При этом забрали у жителей все ценности, имущество и мелкий скот, погрузили на автомашины. Коров, лошадей вместе с жителями погнали в местечко Пуховичи, а деревню, состоящую из 52 домов, вместе с надворной постройкой сожгли. Жителей угнали в местечко Пуховичи. На следующий день почти всех расстреляли. … Мне известно, что этот карательный отряд возглавлял русский начальник волостной полиции Лявданский и комендант местной комендатуры поселка Марьина Горка Кошинский…  Мне это известно, потому что при входе карательного отряда в деревню Болоча первым въехал на легковой машине комендант Кошинский и начальник полиции Лявданский, которых я лично видел. Кроме того, когда я бежал в лес, Лявданский и Кошинский бежали за мной и стреляли. При этом убили двух мужчин. Я также хорошо слышал, как Лявданский кричал: «Господин комендант!»…

После того, как деревня Болоча была сожжена, оставшиеся в живых жители построили землянки в лесу в одном километре от деревни Болоча.

В начале января 1943 года этот же отряд утром окружил землянки и выгнал всех жителей оттуда. Выстроили нас перед землянками и начали расстреливать. Во время этой стрельбы, крика детей и женщин я вскочил в горящую землянку, а за мной еще одна женщина с двумя детьми, и только нам четверым удалось спастись от смерти, а остальные 18 человек были расстреляны. Кроме того, были убиты лошади и коровы, а ценные вещи разграблены».

Пристань. 

Дважды пережила трагедию и деревня Пристань. Это было 6 мая и 21 октября 1942 года. Это зафиксировано в акте, составленном партизанами  9 декабря 1943 года. В нем говорится, что 6 мая 1942 на деревню совершил внезапный налет карательный отряд из Марьиной Горки, состоящий из немцев и  полицейских. В октябре — воинская часть немцев совместно с полицейскими из Шацкого гарнизона. «В результате двух террористических актов фашистов и полицейских в деревне Пристань последними звер-ски расстрелян  261 человек. Детей до 10 лет — 41 человек, от 10 до 16 лет — 24 человека, женщин до 50 лет — 50 человек, старух — 12 человек, мужчин до 55 лет — 108 человек и стариков — 26 человек».

Талька  и  Марьина  Горка.

Информация о зверствах фашистов  на территории нашего района содержится и в сообщении Белорусского штаба партизанского движения  в  ЦК ВКП(б) от 23 июля 1943 года. «Не достигнув своих целей в борьбе с партизанами, фашистские изверги вымещают звериную злобу на мирном населении. В апреле месяце сего года  на станцию  Талька прибыла полевая жандармерия. На станции Талька арестовали 80 человек бывших советских работников и в Марьиной Горке свыше 150 человек. Часть из них на месте расстреляны, а остальных отправили на каторжные работы в Германию».

Деревня  Ковалевичи.

Акт о расправе немецких оккупантов с жителями деревни Ковалевичи  был составлен  26 сентября 1943 года. В документе говорится: «Рано на рассвете в 5 часов немцы, полиция и добровольцы Шацкого гарнизона внезапно с трех сторон ворвались в деревню  Ковалевичи Руденского района. Деревня Ковалевичи находится от Шацкого гарнизона на расстоянии 5 километров. Обойдя болотами и лесом, фашистские мерзавцы внезапно окружили деревню. Разведка отряда «За Родину» и секрет выходили с боем из окружения. Услышав бой в деревне Ковалевичи, отряд «За Родину» бригады «Беларусь» вступил в бой. Силы были далеко не равные. Отряд дрался 6 часов, но выбить фашистских мерзавцев сразу не смог. Подошло подкрепление из отряда Калинина, и немцев выбили из населенного пункта Ковалевичи. Палачи устроили дикую расправу с мирным населением. Убито и сожжено на кострах 60 человек. Полностью уничтожена семья Антончик Ярослава. Убито три дочери Докутьки Кастуся. Изверги не щадили ни старых, ни малых. Уничтожили стариков, которым более чем 60 годов: Зенькевич Степан, Камышик Трофим, Анейчик Петр. Сожгли двух старух, которым более чем по 80 годов:  Бадытчик Елизавета, Бадытчик Варвара. Людоеды уничтожили  грудных детей и детей до 8 лет более 20 человек. После этой дикой расправы фашисты забрали весь скот и лошадей и угнали в Шацк, а также откопали много ям с одеждой и хлебом и также увезли. В поселке Барбарово полиция запалила 4 хаты, от которых сгорели еще 7 хат. Больному тифом Лазарчику Станиславу фашисты отрубили голову и бросили в огонь».

Деревня  Сергеевичи.  

Акт о расправе немецких оккупантов с жителями деревни Сергеевичи (тогда  Руденского района) был составлен 3 декабря 1943 года. В нем засвидетельствовано, что  «полиция Шацкого гарнизона учинила 3 зверских расправы над жителями деревни  Сергеевичи и прилегающего поселка Кукига»:  в октябре 1941 года, в ноябре 1942 года и  в конце января 1943 года. В результате  полицейскими Шацкого гарнизона зверски расстреляно: мужчин — 11, женщин до 50 лет — 1, детей до 10 лет — 1.

Это лишь некоторые факты о зверствах фашистов на территории нашего района. А ведь есть еще Дукора и Руденск, Узляны и урочище Попова Горка, где массово были расстреляны  жители еврейской национальности. Есть Зазерье, Рыбцы, Хотешево, где  согласно шифрограмме, отправленной 10 января 1943 года из Руденского и Минского подпольных райкомов КП(б)Б в Главное разведывательное управление Красной Армии, 3 января 1943 года «было  убито 154 человек мужчин, женщин и детей. Сожжено 200 дворов».

Это ли не геноцид? Здесь может возникнуть вопрос: зачем поднимать эту тему  на восьмом десятке лет после окончания Великой Отечественной войны? И на него также ответила Лилия Ананич во время общения с журналистами: «Признание геноцида белорусского народа, на наш взгляд, это важнейший шаг для того, чтобы укреплять правовую архитектуру той исторической памяти. Мы сегодня должны делать вот эти правовые шаги и доказывать на всех уровнях, на всех площадках свое право сохранять историческую память».

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.