Новости проекта
Мобильное приложение Schools.by
Переход платформы на новый учебный год!

Хатынь: правда страшнее вымысла. О чем рассказывают архивные документы

Дата: 22 марта в 16:46

Сегодня для белорусов Хатынь священное место. Место памяти и скорби по всем уничтоженным в годы оккупации сельским населенным пунктам, сотням тысяч жертв карателей: заживо сожженных, расстрелянных, забитых до смерти стариках, женщинах и детях. Но чем дальше от нас те огненные годы, тем больше стирается память о трагедии 22 марта 1943-го у современников. Хатынь становится напоминанием о тысячах других уничтоженных в годы оккупации населенных пунктах. Забывается конкретная трагедия Хатыни. Трагедия именно этой деревни и ее жителей. Поэтому сотрудники Национального архива Республики Беларусь бережно хранят память о хатынской трагедии и рассказывают о ней правду, которая страшнее художественного вымысла.

В Советском Союзе мало говорили о жертвах войны. Тогда рассказывали об обобщенных потерях союзных республик, об общей трагедии всего многонационального советского народа. Сегодня пришло время уйти от этого обобщающего принципа и доносить правду о каждой трагедии, о каждом месте геноцида белорусского народа. Напоминать, что Хатынь не только мемориал и одна из сотен уничтоженных и не возрожденных деревень. Хатынь — место конкретного преступления, где в один день каратели уничтожили целый населенный пункт вместе с жителями. Хатынцу Толику Яскевичу едва исполнилось 7 недель от роду!

По пути

Ранним утром 22 марта 1943 г. в партизанскую засаду попали направленные для восстановления поврежденной линии связи между Плещеницами и Логойском два взвода 1-й роты 118-го полицейского охранного батальона. В завязавшейся перестрелке были убиты шеф-командир роты гауптман Ганс Вельке и двое полицейских, нескольких ранили.

Хатынская трагедия началась еще на Логойском шоссе, — говорит кандидат исторических наук С. Кулинок. — Каратели вызвали подмогу и по приказу командира охранного взвода карателей В. Мелешко арестовали жителей деревни Козыри. Их в тот день отправили на рубку леса недалеко от места засады.

Вот как описано это в протоколе допроса свидетеля П. И. Акулича: «Помню было это 22 марта 1943 г. В этот день староста нашей деревни Лис Александр приказал всем трудоспособным жителям нашей деревни выйти на работу для очистки придорожной полосы шоссе Логойск — Плещеницы. Для этой работы собралось тогда человек 50, в том числе и я.

Примерно часов в 11 утра я увидел, как по шоссе со стороны Плещениц в направлении Логойска проследовало несколько грузовых автомашин с немцами и эсэсовцами. Спустя несколько минут со стороны, куда направились эти машины, послышалась стрельба, а когда стрельба прекратилась, то к нам вскоре подъехало примерно 4 машины эсэсовцев и немцев, недавно проследовавших в направлении Логойска. Соскочив с машин, эсэсовцы и немцы, окружили нас и начали сгонять всех на шоссе. Я видел, что многие каратели были в эсэсовской форме со знаками различия: человеческим черепом на фуражках и рукавах, а другие в такой же форме зеленого цвета, но без знаков различия, вооружены были каратели винтовками и автоматами. Многие эсэсовцы разговаривали на украинском языке, некоторые на русском, были среди карателей и немцы…

Когда мы пришли в дер. Губа, то немцы и эсэсовцы, разговаривавшие на украинском и русском языках, приказали нам сложить пилы и топоры в одно место на землю и следовать дальше… Когда мы подошли к опушке леса за дер. Губа, то я увидел, как эсэсовцы, конвоировавшие нас впереди, отошли назад. Эсэсовцы, конвоировавшие нас по сторонам, также начали отходить назад, поэтому многие поняли, что нас будут расстреливать и бросились бежать. Эсэсовцы сразу открыли беспорядочную стрельбу, расстреливая убегающих».

Так что первыми жертвами хатынской трагедии стали 26 человек из числа валивших лес мирных жителей деревни Козыри. Оставшихся в живых каратели отконвоировали в Плещеницы.

После кровавой расправы полицейские и эсэсовцы пошли по следам партизан. Народные мстители уходили в направлении Хатыни. Ворвавшись в деревню, фашисты вступили в бой с уходившими партизанами. В нем погибли три партизана, а пятеро были ранены. Оставшимся партизанам удалось уйти в лес. Каратели не стали их преследовать, а остались в Хатыни.

Выжить, чтобы умереть

В середине 1960-х гг., когда начали создавать мемориал, историю Хатыни изучили практически полностью. Комиссия в ходе проверки установила:

«1. Деревня Хатынь была сожжена немецко-фашистскими захватчиками 22 марта 1943 года в 14:00. Сожжено 26 домов с надворными постройками.

Все жители были согнаны в колхозный амбар, который был облит горючей смесью и подожжен. Лиц, пытавшихся спастись, расстреливали.

  1. Всего сожжено 149 (сто сорок девять) мирных советских граждан».

Решением Логойского райисполкома один взрослый и пятеро детей признаны свидетелями хатынской трагедии.

Сегодня чаще всего говорят, что в пламени Хатыни уцелело всего шесть человек, признанных свидетелями, — продолжает С. Кулинок. — На самом деле 22 марта 1943 года было уничтожено не 149, а 147 жителей Хатыни. Выжить в пылающем сарае удалось еще двум девушкам. Это Юлия Климович и Мария Федорович. Их, обожженных, увезли к родственникам в соседнюю деревню Хворостени. Однако судьба девушек оказалась куда более трагичной.

Из протокола допроса свидетеля В. А. Желобковича, Минск, 4 июня 1986 г.:

«…Только чудом, кроме меня, остались в живых раненый в обе ноги Барановский Антон, трагически погибший 10 лет тому назад, Каминский Иосиф, прообраз которого увековечен в памятнике жертвам Хатыни, и две девушки — Сидорович (имел в виду Федорович) и Климович. Обе они были сильно обожжены, их приютили жители хутора Хворостени, благодаря заботам которых они выжили. Я встречался с этими девушками еще в период оккупации, и мы все трое поклялись, что если нам будет суждено остаться в живых, то никогда не расстанемся и всегда будем помнить о той трагедии, которую нам пришлось пережить. Но не дожили до освобождения Советской Армией эти девочки. Немецкие каратели сожгли заживо одну из них вместе с семьей, их приютившей, а тело другой девочки было обнаружено в колодце там же, на хуторе. Об этом мне стало известно со слов местных жителей, кого конкретно не помню».

Их имена включили в список тех жителей Хатыни, которые были уничтожены, вернули на семейные таблички, установленные на мемориале. Присоединили к семье, погибшей 22 марта 1943 года.

Нельзя также забывать, что людская трагедия Хатыни куда шире размеров одной деревни. Семейными узами с ними были связаны множество жителей окрестных сел. Достаточно сказать, что Юлия Климович и Мария Федорович были двоюродными сестрами.

Никто не забыт

Многие считают, что о Хатыни вспомнили только в 1960-е, когда задумали создать мемориал, а до этого о сожженной деревне не говорили.

Это не так, — продолжает С. Кулинок. — О трагедии Хатыни заговорили практически сразу после ее уничтожения. Факт преступления зафиксировали спустя три дня.

В акте о сожжении д. Хатынь и ее населения, составленном жителями д. Селище Каменского сельсовета Плещеницкого района Минской области 25 марта 1943 г., говорится: «…22 марта вышеуказанного года немецкие изверги напали на соседнюю вёску Хатынь и сожгли все строения.

Жители вески Хатынь в количестве 150 человек были зверски измучены и сожжены.

Из общего числа мужчин взрослых сожжено 40, женщин 34, детей разного возраста от младенца и до 14 лет — 70. Оставшихся в живых 6 человек, из них 3 здоровых, 3 ранено-обожженных.

Гитлеровские палачи собрали всех жителей вёски в один сарай, закрыли ворота, а позажгли его в нескольких местах. Когда сарай уже горел полным пламенем, фашисты открыли ворота. Обгоревшие люди стали убегать из сарая, но палачи начали их расстреливать из пулемета у ворот».

Под актом подписались семь свидетелей.

Вскоре в подпольных газетах вышли заметки, посвященные Хатыни. Например, уже 5 апреля в газете Плещеницкого подпольного райкома КП(б)Б «Ленинец» вышла статья «Запомни! Отомсти!»: «Чувствуя свою близкую гибель, немецко-фашистские мерзавцы с невиданной жестокостью истребляют мирных беззащитных женщин, стариков и детей, сжигают наши села и деревни.

Только недавно, 22 марта, специальный карательный отряд немцев и литовцев ворвался в деревню Хатынь Каменского сельсовета. Палачи учинили жестокую расправу над населением. 320 с лишним жителей села, взрослых и детей, согнали в колхозный сарай, обложили его соломой, облили горючим и подожгли. Когда крыша сарая обрушилась, а люди, полные ужаса, начали спасаться, по убегающим немцы открыли пулеметный огонь. Спаслось только 13 человек, среди них раненые и обожженные Желобкович Виктор 9 лет, Климович Юлия 20 лет, Карабан Петр и другие. У партизан они нашли приют и лечение.

Сгорело в сарае 314 человек.

Бандиты сожгли все жилые дома и холодные постройки крестьян, имущество ограбили и увезли».

Похоронили хатынцев на третий день после трагедии. На могиле поставили три креста, а после войны установили скромный обелиск — деревянную пирамидку, увенчанную красной звездой. В 1964 г. там появилась стандартная для Советского Союза гипсовая «Скорбящая мать».

Идея о монументальном увековечении памяти погибших жителей д. Хатынь документально оформлена в декабре 1965 г.

Создавался мемориал поэтапно. Первая очередь — непосредственно памятник сожженной Хатыни, завершенный в декабре 1968 г. На мемориале повторили планировку бывшей деревни. Каждый из 26 сожженных домов представили в виде первого венца сруба, печной трубы, увенчанной колоколом, и мемориальной плиты. На каждой из них высечены фамилии и имена уничтоженных карателями жильцов этого дома. В каждый дом ведет открытая калитка, символизирующая гостеприимство хатынцев. Четыре символических колодца и символическая крыша сарая на месте массовой казни. Над братской могилой хатынцев возвышается Венец Памяти со словами обращения погибших к потомкам.

В 1969 г. завершили вторую очередь мемориала. В него вошли «Кладбище невозрожденных деревень», где захоронены урны с землей 185 уничтоженных деревень Беларуси. 186-я невозрожденная деревня — сама Хатынь. 433 белорусские деревни, сожженные и заново отстроенные после войны, стали частью мемориала «Символические деревья жизни». Места массового уничтожения людей в Беларуси увековечены на Стене Памяти. 5 июля 1969 г. в Хатыни зажжен Вечный огонь.

К 60-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков по поручению Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко проведена реконструкция мемориального комплекса «Хатынь». Открыта фотодокументальная экспозиция «Хатынь».

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.